Мистическое число семь. Алхимические символы: «красный лев» и «прекрасная лилия»

Человечество давно питает особое пристрастие к числу семь. В детстве мы слушаем свои первые сказки: «Волк и семеро козлят», «Цветик-семицветик», «Белоснежка и семь гномов». В зрелом возрасте мы говорим: «семьраз примерь...», «семь бед — один ответ».

В древности существовало семь чудес света и семь царств. В библейских текстах встречаем «семь коров тощих и семь тучных»...

Какое значение число «семь» имело в алхимии? Алхимики считали, что в природе существует только семь металлов по числу известных в то время планет и что эти семь металлов связаны со средой обитания человека, его душевным состоянием, днем недели и космосом. Поэтому металлы имели названия соответствующих планет (табл. 1).

Алхимики не знали состава используемых химических веществ, не умели их анализировать и химические взаимодействия записывали словами. Вещества, участвующие в реакциях, они называли, не руководствуясь никакими правилами, и поэтому понять, что они делали, было очень трудно. Гете в «Фаусте» дал пример записи алхимической процедуры: «Являлся красный лев —и был он женихом, И в теплой жидкости они его венчали С прекрасной лилией, и грели их огнем, И из сосуда их в сосуд перемещали...» Зная особое пристрастие алхимиков к соединениям ртути, можно предположить, что в «Фаусте» описано получение сулемы — хлорида ртути HgCl2. «Красный лев» —это скорее всего красный оксид ртути HgO (впрочем, алхимики также называли «красным львом» и сурик РЬ304 (см. 1.11), а «прекрасная лилия» — хлороводородная кислота НС1: HgO + 2НС1=HgCl2 + Н20.

Далее у Гёте написано, что полученное вещество применяли как лекарство. Действительно, сулему использовали как обеззараживающее средство, однако из-за ее ядовитых свойств уже небольшая передозировка могла привести к печальному исходу. Как в «Фаусте»: «И стали мы лечить —удвоились мученья, Больные гибли все без исключенья...».