Бутлеров и Менделеев

После неизбрания Менделеева в академики руководство Петербургской академии наук решило на это место выдвинуть кандидатуру профессора Бейльштейна Федора Федоровича (1838—1906).

Секретарь академии академик Веселовский обратился к зарубежным химикам с просьбой дать характеристику работ Бейльштейна, хотя оценка научной деятельности претендента была дана русскими химиками. Это возмутило Бутлерова. Бутлеров, будучи по натуре человеком мягким, добрым, уважающим чужое мнение, внушал симпатии всем, кто с ним соприкасался, однако никогда не поступался своими принципиальными убеждениями. А с избранием Менделеева в члены Петербургской академии наук дело обстояло так. В 1874 г. академики Зинин (см. 2.32) и Бутлеров представили кандидатуру профессора Менделеева в адъюнкты академии по химии. При голосовании кандидатура Менделеева была провалена одиннадцатью голосами при всего восьми голосах за избрание.

Особенно рьяным противником избрания Менделеева был Веселовский, заявивший: «...Мы не хотим университетских. Если они и лучше нас, то нам все-таки их не нужно». В 1876 г. Бутлеров снова представил Менделеева к избранию членом-корреспондентом академии. На этот раз Менделеев был избран, но надо иметь в виду, что звание члена-корреспондента было в то время только почетным титулом и не означало, что данное лицо — полноправный член академии.

В 1880 г. умер академик Зинин, и на вакантное место академика по технологии и химии Бутлеров вместе с тремя другими академиками предложил кандидатуру Менделеева. Но при выборах Менделеев снова был забаллотирован: «за» — 9, «против» — 10 голосов. Возражали против избрания Менделеева престарелый и больной президент академии и видный географ Ф. Н. Литке, имевший право на два голоса при избраниях, и академик-секретарь Веселовский, преклонявшийся перед зарубежными химиками. По поводу поведения некоторых русских академиков Бутлеров писал: «Одни из "наших"— слабы, другие боятся гласности и всякого скандала, третьи эгоистичны, любят спокойствие, хотя критиковать охотники».